gorgulenok: (горгуленок)
Народ, а вам случается, когда вы пишете от руки, причем по-русски, в середине слова вдруг какую-то букву нечаянно автоматически написать латиницей, а не кириллицей? Скажем, "n" вместо "н", "r" вместо "р" и тому подобное?

Я в последнее время себя на таком стала ловить.
gorgulenok: (горгуленок)
До чего все-таки в детско-юношеские годы было просто с переводом слов, когда учишь иностранный язык: смотришь в маленький карманный словарь или вообще в тот, который приведен в конце учебника — записываешь, что значит слово — заучиваешь.

Тогда я не задумывалась над тем, что полные соответствия значений бывают только у очень немногих простых слов — дом, стол, собака, кошка, корова. А для большинства на самом деле нельзя подобрать одно русское слово, которое будет адекватно и полностью передавать его значение.

А теперь выписываешь незнакомое слово в блокнот, смотришь его в словаре — взрослом, онлайновом — и понимаешь, что фиг ты сможешь написать в качестве значения одно русское слово, чтобы так и заучивать.
И еще понимаешь, что это все фигня на самом деле. Ты все равно будешь встречать слово только в каком-то контексте, и контекст тебе уточнит семантику, а сейчас требуется записать и запомнить, что примерно это слово значит, из какой оперы.

Но надо выбрать это самое примерное русское слово. Одно.
И нападает ступор.
gorgulenok: (горгуленок)
Набираю на смартфоне сообщение. Печатаю: "пси..." — и тут он подсказывает: "психосимволический".
Честное слово, я его такому не учила.

Чувствую себя как родители, у которых ребенок выдает какую-нибудь заковыристую словесную конструкцию, или термин, или еще что-нибудь, возрасту категорически не соответствующее — и они понимают, что это он у них, у них набрался.
Сразу понимаешь, как тебе стыдно за весь свой канцелярит, за то, что ленишься сказать простым языком, и прочее.
Психосимволический, блин.
gorgulenok: (горгуленок)
...шаблоны причин, объяснений и прочего, подменяющие собой причины и объяснения настоящие — особенно когда они вылезают у меня самой, у других-то я понятия не имею, может, шаблонное объяснение и есть истинное в данном конкретном случае, кто ж человека знает.
Но у себя — бесит.

Вылезают они по ключевым словам или понятиям, с которыми связаны в распространенном употреблении.
Например, говоришь, что не можешь чего-то себе позволить в отношениях с человеком, которого знаешь недавно — и сразу всплывает: для этого с недавним знакомым не хватает доверия. Хотя реально мне доверие ни для чего не нужно, я вообще в ключе доверия и недоверия не мыслю, и не хватать с малознакомым человеком мне может совершенно другой вещи — сонастройки. Привычки к чужому телу и чужой мысли, привычки правильно понимать и уместно реагировать. Да мало ли чего.
Но объяснение про доверие просится на язык, потому что оно распространенное, оно — шаблон. Как пароль и отзыв. Если чего-то с человеком не можешь себе позволить, чего не хватает? доверия!

И таких шаблонов, как пресловутое доверие, вагон и маленькая тележка. Они мешают объяснить другому человеку, в чем ты, собственно, нуждаешься на самом деле. В самом худшем случае они проникают не только на язык, но и в голову, и мешают понимать самое себя.

Бесят.
gorgulenok: (горгуленок)
Говорила с подругой про одушевленность в русском языке как грамматическую категорию существительных.
(Если кто не знает, одушевленность или неодушевленность существительного влияет на его склонение в винительном падеже, поэтому для носителя языка практический способ определить, одушевленное ли существительное — это посмотреть на его форму винительного падежа множественного числа, а если род мужской — то и единственного. У неодушевленных она будет совпадать с формой именительного, у одушевленных нет: вижу поля, но вижу чудовищ, вижу звезды, но вижу женщин, вижу столб, но вижу мальчика. Кто считает, что одушевленный ли предмет, очевидно и без этого, советую попробовать просклонять слова "кукла", "игрушка", "мертвец", "покойник", "народ", "привидение", "призрак" — узнаете о логике родного языка много нового, клянусь.)

В процессе родилось двустишие:

Народ и партия едины
В том, что не одушевлены.
gorgulenok: (горгуленок)
Ну или в электричках станции объявляют невнятно.

Под Рязанью есть платформа под названием Жилые Дома. Было время, когда я довольно часто ездила в Рязань — и каждый, реально каждый раз, проезжая мимо нее, слышала: "Следующая остановка — платформа Живые Дома... Живые Дома. Следующая остановка..."
Поначалу я, кажется, так и решила, что станция называется Живые Дома. Прифигела, но решила, ок, ладно, бывает и так.
Потом я выяснила все-таки, что на самом деле Дома там Жилые. Но и зная, я все равно каждый, абсолютно каждый раз, проезжая, слышала — "Живые Дома". И каждый раз в первую секунду верила, что так станция и называется — пока не вспоминала, как на самом деле.

А теперь, проезжая Нижние Котлы (это уже станция даже не подмосковная, а в черте Москвы), я каждый раз слышу: "Следующая остановка — Нижние Козлы... Платформа Нижние Козлы".
gorgulenok: (горгуленок)
Поглядывая за окно — а за окном дождь, плавно переходящий, а сию секунду уже окончательно перешедший в снег — все утро приговариваю: "Дождик-дождик, перестань, дождик-дождик, перестань!" И вспоминаю, что в моем детстве у этой присказки было продолжение, которое я слышала от бабушек: "Дождик-дождик, перестань, я поеду во Рязань". Я же, повторяя это за ними, часто говорила "...в Юрюзань". Юрюзань — так назывался холодильник, стоявший у бабушки, это слово была написано на его дверце, и мне оно казалось красивым, но жутко странным.
Сейчас я знаю, что это вообще-то действительно город, а еще река.

В детстве было огромное количество странных слов, не сцепленных с понятиями и оттого каких-то очень объемных, назойливых, обладающих властью заклинания.
С какого-то возраста это ушло. Сейчас, слыша странное непонятное слово, я почти всегда выкидываю его из головы тут же — рехнешься, если все, что влетает в уши, будет застревать в мозгах, там и так мало места, — а если не выкидывается, то выясняю, что это, наскоро поглядев в интернете.

А детям, нынешним детям, сегодняшний мир такой же таинственный, как мне мой тогдашний.
И они, как я Юрюзань, будут помнить какие-то другие слова, у которых нету доступного и ясного смысла.

Овощи

Jan. 7th, 2016 09:10 pm
gorgulenok: (горгуленок)

Есть целая куча вещей, которые кажутся понятными и естественными, пока вопросом не задашься.
Вот чем, спрашивается, фрукты отличаются от овощей, и почему помидор — не фрукт, а овощ?

В детстве я бы сказала, что фрукты сладкие и их едят сами по себе, а из овощей готовят гарниры. Тогда, в детстве, у меня не было моей нынешней страсти к помидорам и манеры есть их просто так, с солью или даже без, так же, как мандарины, сливы или яблоки, килограммами. И вот честное слово, не сказала бы я, что грейпфрут, который несомненный фрукт, слаще, чем помидор. Или что антоновские яблоки слаще моркови.

Кажется, мне говорили когда-то, что фрукты растут на деревьях.
Википедия вот считает, что фрукты — это сочные плоды деревьев, ягоды — сочные плоды травянистых растений или кустарников, а овощи — съедобные корни растений.
Таким образом, помидор, видимо, попадает в ягоды. Вместе с огурцами и болгарским перцем.

Но самое удивительное во всем этом и самое завораживающее для меня вот что. Самое удивительное, что мы при этом всегда точно знаем, что фрукт, а что овощ, причем знаем это одинаково.
Хотя определение ни тому, ни другому дать четко не в состоянии.
Я знаю, почему это происходит, это собственно и есть феномен культуры, это она дает возможность понять друг друга, не договариваясь — но завораживать это не перестает.

gorgulenok: (горгуленок)
А многим ли кроме меня приходило в голову, насколько смешное слово "монетизация"?
Такое сочетание старинной, почти исчезающей из обиходной речи монеты и сугубо современного суффикса, который претендует то на научность, а то на свойские отношения с бюрократией — коллективизация, легализация, легитимизация, стабилизация.
gorgulenok: (горгуленок)
Химера — это составное чудище из частей различных существ.

Надпись на пачке чая с корицей — "spicy chai".
Нет, это даже не название фирмы или чего-то еще, это он описан так.
gorgulenok: (горгуленок)
Когда я была маленькой, я часто, если не знала, как называется какое-нибудь растение, давала ему название сама. Как правило, это название было связано или с легендой, которую я про него придумывала, или с какими-то моими сложными ассоциациями.
В ребенке вообще очень много от демиурга, который идет по только что созданному миру — и дает имена. Или от первого человека в этом мире — одновременно и напуганного, и восхищенного.

И сейчас иногда мне мешает то, что я помню эти данные мной в детстве названия — и не сразу вспоминаю, если вспоминаю вообще, что это не настоящие названия этих растений, что их я сама придумала.

Например, сейчас цветет что-то такое похожее на маленькие белые звездочки в траве — я до сих пор не знаю, как оно называется на самом деле, надо бы выяснить как-нибудь, что ли. А в детстве я называла эти цветы "белокаменка" (или "белокамка", благо ребенок часть корня из слова может потерять как нефиг делать), потому что они ассоциировались у меня со стенами средневековых крепостей, и я представляла себе, что они вырастают там, где лежали камни разрушенных врагом замков. Не только там, конечно — иначе бы что они делали у нас в подмосковном дачном поселке.
А еще где стены, там и затворники — и я представляла себе, как в такое растение превращается девушка, сидящая в заточении долгие, долгие годы.

Еще, я помню, была какая-то "змеиная трава" или "змей-трава" — растение с пушистыми зонтиками цветов и толстыми трубчатыми стеблями. Я верила — не знаю, сама я это придумала или кто-то из старших девчонок сказал — что в них живут змеи, и если сорвать такое растение, а в его стебле окажется змея — то она укусит тебя, и ты умрешь.
Смерть тогда была очень страшна, но абсолютно нереальна — как символ какого-то невыразимого ужаса, а не прискорбное, но неизбежное в жизни каждого человека событие.

Забавно, что я, если меня не подводит память, давала имена только травам — но не деревьям. То ли все попадавшиеся мне тогда деревья я знала по названиям, то ли относилась к деревьям с пиететом, как ко взрослым — и не считала себя вправе.
Про деревья я помню другое. Когда я была маленькой, мы с мамой жили на Смоленском бульваре — это центр Москвы, и деревья там росли внутри металлических ажурных кованых рам, лежащих на земле. Я не знала, зачем деревья посадили в клетку — в том возрасте я воспринимала это именно так — но предполагала, что это для того, чтобы они не могли вылезти из земли и пойти куда им хочется, чтобы были вынуждены расти именно там, куда их посадили.
Не знаю, откуда у меня возникла эта идея, честно.

Так вот, я представляла себе, как это должно не нравиться деревьям, и как они отомстят людям — то есть нам — если сумеют однажды разбить эти рамы и вырваться на свободу. Что характерно, я считала, что они при этом будут абсолютно правы — и это меня печалило и пугало. Вообще-то всем сердцем я была на стороне деревьев, а не на стороне их тюремщиков людей.
А вот что это были за деревья, я не помню уже. Что росло тридцать лет назад на Смоленском бульваре? Кажется, тополя.
gorgulenok: (горгуленок)
Плод коллективного разума творчества.

Полковник наш зачат ухватом —
Слуга царю, отец солдатам.
Видать, удобен тот ухват
И для царя и для солдат.
gorgulenok: (горгуленок)
Разглядываю сегодня в магазине открытки. Я раньше когда-то, в конце 90-х и начале 2000-х, очень любила это занятие, потом они мне начали казаться слишком уж однотипными и чересчур много стало попадаться, на мой взгляд, не просто рискованных, а оскорбительных и для адресата, и для поздравляющего — и я в целом бросила, но иногда, раз в пару-тройку лет, меня вдруг пробивает.
Так вот, разглядываю стенд с открытками, а их много, часть из них закрывает друг друга. И на одной, от которой видна где-то треть или вообще четвертушка, написано: "рцу".

А у меня по той погоде, которая сейчас творится, третий день кружится голова и мозги работают ой странно.

Что я думаю?
Ух ты, думаю я. Как здорово, как классно, открытка на древнерусском. Жалко, конечно, что буквы современные, но это понятно и правильно, читать старославянский алфавит все-таки могут сильно не все. Интересно, а что там целиком, "говорю" — а что именно отправитель говорит?

Вытаскиваю открытку за уголок.
На открытке целиком написано: "Самому крутому перцу".
Вот тебе и "рцу".
gorgulenok: (горгуленок)
Огурец — человек, возомнивший себя гуру.

Огуреть — возомнить себя гуру, огуревать — находиться в процессе осознания этого своего высокого звания и предназначения. Огуревающий от собственной предполагаемой крутости человек (или разумная особь какого-то другого вида) становится огурцом.
gorgulenok: (горгуленок)
Несколько дней назад, все руки не доходили записать.
Играли в словеску по миру "Гарри Поттера". После того, как закончили, полуигровое, полупожизневое:

Я: ... А для того, чтобы убрать какую-то хрень, используется заклятие Эванеско...

Собеседник: А я думал, для того, чтобы убрать какую-то хрень, используется Авада Кедавра.

Я: Нет. Авада Кедавра используется для того, чтобы убрать какого-то хрена. А для того, чтобы убрать какую-то хрень, используется Эванеско. (Взмах палочкой и параллельно поставленные в мойку чашки.)
gorgulenok: (Default)
Традиционно чувства принято связывать с сердцем, а разум с головой. А где в таком случае по идее должна находиться совесть?
Ну и вообще разные этические представления?
gorgulenok: (Default)
Третий час ночи. Я, Таэлю, который сидит рядом со мной и собирается ложиться спать (я спать ложиться не собираюсь, у меня дела и я мужественно пытаюсь собрать в горсточку все оставшееся у меня внимание и способность к сосредоточению):
— Я на самом деле по изначальному проекту вообще-то жаворонок...
Таэль:
— Ты — соворонок!

Через некоторое время, Таэль:
— Я на самом деле по-разному. Местами я сов...
Я:
— А местами — жав?
gorgulenok: (Default)
Бывают такие специальные книжки — переходящее знамя: не потому что очень хорошие и людям хочется ими делиться, а потому, что на один раз полистать забавно, но в доме держать незачем и не хочется, поэтому человек, полистав, отдает ее кому-нибудь, а тот, тоже полистав — другому, и так далее. Такая судьба часто бывает у детективов про мафию и крутой спецназ (не детективы это, вообще говоря, а боевики, но их часто называют детективами), у любовных романов и у книжек по популярной психологии.

У меня такими судьбами валяется например книжка про отношения мужчин и женщин, типа как мужчинам и женщинам правильно друг друга понимать. Я ее вчера открыла полистать, в надежде, что она смешная — настроение себе поднять, ну и самолюбие погладить, на ту тему, что вот бывают же такие придурки, которые думают такую чушь и у которых вообще такие проблемы, чтоб всерьез все это воспринимать (на самом деле, есть у меня подозрение, что эти книжки зачастую с этой целью вообще-то и пишутся — не реально дать советы, а создать у читателя впечатление, что кругом полно дураков, а он охрененно умный на их фоне).

Книжка оказалась не особо смешной, больше — лично для меня — скучной, хотя вроде и одиозных высказываний в ней полно.
"Женщина никогда не должна чувствовать себя обязанной делать приятное мужчине". (Автор — мужчина, представьте себе!)
"Если женщина не готова к физической близости, она может вежливо, но решительно отклонить предложение мужчины". (Господи, неужели кто-то считает, что не может его отклонить и обязан спать с каждым встречным, кто выражает такое желание?)
"Если женщина задает много вопросов, это является особым сигналом, что мужчине следует перестать говорить и начать спрашивать". (А я-то, наивная, задаю вопросы только когда мне интересно или не интересно, но необходимо услышать ответ. То ли я внезапно не женщина, то ли автор под женщинами подразумевает что-то другое...)

Но я, почитав это, задумалась о другом. Я вдруг поняла, как трудно по-русски назвать прямыми словами отношения людей, если они друг другу не просто друзья, коллеги или соратники, а... кто? Любовники? Так во-первых, возможно, еще нет, они могут только присматриваться друг к другу с этой целью или вообще без этой цели, а просто желая пофлиртовать, а во-вторых, чего ж лезть в чужую постель — или демонстрировать всем подряд свою собственную — это не самый хороший тон, если речь вообще не об этом. Как назвать эти отношения — романтические? Под романтикой далеко не все имеют в виду именно то, что связано с половым притяжением. Почти всегда находится какой-то эвфемизм, и люди понимают, какой тип отношений между людьми имеется в виду — понимают именно потому, что и сами в таком случае эвфемизм употребляют, тот ли, другой.
Часто говорят просто "отношения мужчины и женщины", и понятно, что имеются в виду не дружеские или партнерские отношения, а те, в которых подразумевается половое влечение в той или иной форме. Но это, конечно, некорректно, и потому что мужчина и женщина могут быть в любых отношениях между собой, и потому что половое влечение бывает не только между людьми противоположного пола.

Наверное, можно было бы сказать "любовные"... но ведь и до любви в этих отношениях часто бывает далеко.
А кроме того, слово "любовь" для многих людей — из тех, которые не следует трепать языком попусту.
Ухаживание, флирт, роман, связь, супружество — для того, что объединяет все эти виды отношений, в языке нет единого слова, и это очень странно, поскольку требуется оно постоянно, люди ведь постоянно обсуждают это. Не брак, не любовь, не ухаживание — вообще отношения... мужчины и женщины, да что ж ты будешь делать.
gorgulenok: (Default)
Народ, а у вас бывает такое, что внезапно какое-то слово показалось или очень смешным, или просто очень странным сочетанием звуков, и привязалось, и потом весь день ходишь и его повторяешь?

Со мной такое иногда случается, в детстве чаще, сейчас реже. Причём слово бывает как из русского языка — иногда малоупотребительное или устаревшее, а иногда вовсе нет, безо всякой закономерности — так и из, например, английского.
Ко мне, например, сегодня вот так почему-то прицепилось слово "vegetable". Вот не могу объяснить почему, но оно сейчас звучит для меня ужасно забавно и как-то... приятно, что ли, произносить его приятно. И для ушей, если делать это вслух, и для языка. И пишется оно тоже забавно. Вообще забавное. Vegetable.

Причём я вспомнила, что когда-то давно ко мне вот точно так же привязывалось того же значения русское слово — без конца ходила и твердила про себя: "овощ", "овощ", и оно мне казалось ужасно забавным и необычным.
Даже интересно стало — ведь забавным-то ощущается именно набор звуков, не значение. И вот тем не менее я очень сомневаюсь, что это чистое совпадение — что у меня такая реакция на оба слова, хотя и в разное время ("овощ" меня впечатлял кажется в ранней юности, хотя точно я могу не помнить).

Дети, я знаю, очень часто вштырятся каким-нибудь словом и повторяют его как заведённые. Но мне кажется, у взрослых это тоже часто не проходит, просто взрослые люди не проедают этим уши окружающим, а разговаривают молча сами с собой.
gorgulenok: (Default)
Интересно, станет ли однажды смайлик знаком пунктуации? :)

Profile

gorgulenok: (Default)
gorgulenok

September 2017

S M T W T F S
      12
3456 789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 10:57 am
Powered by Dreamwidth Studios