gorgulenok: (Default)
Походила сегодня босиком по снегу.
Не то чтобы специально — просто я оказалась под снегопадом в летних туфельках на босу ногу. Туфельки промокли в момент, естественно. А снегу легло довольно много — ну, для мая — нога в нем утопала местами.
Снег, ледяная каша, сугробики, ручьи.

А идти до дому было далеко. То есть действительно далеко. Идти, потом ехать, потом еще ехать, потом снова идти...
Горгулья птица сильная, горгулья птица гордая, в общем.

Цветет черемуха.
gorgulenok: (Default)
Вчерашний снег был похож на пепел — словно в небесах собралась покурить какая-то тусовка, треплется там между собой, все курят, и то один, то другой сбрасывают пепел с сигарет на землю. Светлый-светлый пепел.
Мне казалось, я вижу на земле крохотные оплавленные дырочки от него.
Прожженные сигаретным пеплом дырочки в мире.

Жизнь — это...

...яйца — малиново-розовое, фиолетовое в голубых разводах, сиреневое в белую полоску, мраморно-синее блестящее — кулич в белом шоколаде вместо сахарной глазури, с цукатами и с изюмом, воздушно-сладкий — завтрак всей этой недели, пока не надоест. Одной-единственной в году.

...полиция в бронежилетах у дверей храма. Охраняет, наверное. Наверное, нас.

...акварельные скетчи — клубящиеся прозрачно-цветные пятна поверх черных тонких линий. Размытые блики на мятой мокрой бумаге. Синий в зеленом и синий в желтом, смешивать краски и подбирать цвет, разбухшая от воды кисть, палитра, планшет.

...электрички — из одной дали убегающие в другую, высокая подножка, платформа, сверкающие синим рельсы. Зеленое и рыжее, съежившаяся мать-и-мачеха возле путей и студеный воздух.

...птицы — мерзнущие, не понимающие, куда они вообще прилетели, какого лешего и что же им теперь делать. Растерянная трясогузка в попытках нахохлиться, чтоб было потеплее. Потемневшая зелень полураскрытых почек.

...прошлое оставить прошлому — а оно не хочет, не отпускает. Не переплавляется в опыт, требует своих жертв. Возникает из небытия. Плюет на твои планы. Вторгается в твои чувства.

Live is.
Not love.
gorgulenok: (горгуленок)
Мои православные именины совпадают с Днем Дурака.
Есть в этом для меня что-то концептуальное.
Вообще к первому апреля у меня всегда было двоякое отношение: с одной стороны, во времена моего детства у людей часто были странные на мой вкус представления о невинном розыгрыше (сейчас то ли народ вменился, то ли дело всего лишь в том, что у меня поменялось окружение), а с другой, праздник дурака — это очень правильно как идея. В том или ином смысле и в той или иной степени каждый из нас дурак, поэтому это праздник каждого из нас.

Еще мне нравится, что святая Дарья — не историческая личность, а легенда: то ли была такая, то ли не было ее.
Это в каком-то смысле ощущается как свобода.

Небо синее, как средневековая мозаика — и глядя в него, приходится напоминать себе, что это наоборот мозаика синяя как небо.
Впрочем, к вечеру оно светлеет, теряет густоту цвета, становится прозрачным.
Удивительно, какие светлые сейчас вечера.

Вчера ночью я набухалась белым сухим вином — кажется, я доросла до него, до недавнего времени я по собственному почину пила только сладкие вина, а сухое воспринимала как кислятину — и после этого долго гуляла по окрестностям. Глубокая зима царила вокруг меня, и воздух зимней оттепели, бесконечно родной горьковатый воздух московской зимней оттепели, кружил голову сильнее вина, но и успокаивал не хуже него.
А сегодня, кажется, опять весна.

...В детстве у меня был калейдоскоп, и он совершенно завораживал меня — я смотрела на разные узоры из цветных стеклышек, и мне казалось, что это кусочки каких-то других миров. Они были похожи на орнаменты из моих детских книжек — из русских сказок с иллюстрациями Билибина, на цветочные виньетки в книжке сказок Андерсена, и тому подобное.
Кстати, сказки с билибинскими иллюстрациями сейчас издали одним толстым томом. Я в размышлениях, жалко мне на это денег или не жалко. Очень хочется, на самом деле. Надо еще повнимательнее посмотреть на качество печати, конечно, для таких иллюстрированных книг это очень важно.

Так вот, моя жизнь последних месяцев мне самой напоминает калейдоскоп с кусочками миров. Пронзительно-яркими, как виньетки из детских книжек.
Они разные, такие невероятно разные — узоры, которые складываются из событий, из деталей, из символов и визуальных образов, и один мир сменяет другой — и от этой смены накрывает иногда ощущением нереальности.
Я уже не понимаю — может быть, я превратилась в какое-то новое существо, и это существо смотрит на все не обычным моим рефлексирующим, а фотографирующим взглядом, восприимчивым, но не углубляющимся. Может быть, у меня уже зеленая кожа и острые уши, а я по привычке все вижу в зеркале свое прежнее отражение, потому что ожидаю увидеть именно его.

Кстати, через неделю Мосфейр.
http://mosfair.ru/wp/
gorgulenok: (горгуленок)
Пишу матушке смс-ку.
А для этого нужно открыть цепочку сообщений — полученных от нее и отправленных ей мною.
Я открываю — и вижу последнее ее сообщение от двадцать шестого числа: детунь, позвони как будешь дома, мы сходили нормально.

Я не помню такой смс-ки в воскресенье, хотя она помечена как прочтенная, но дело не в этом.
Дело в том, что именно на воскресной протестной акции мои родители не были. А я была, но я сказала им тогда, что не собираюсь — чтоб они на стенку от тревоги не лезли, это бы никому на пользу не пошло — и спалилась только позвонив им вечером. Поэтому у мамы не было причин ни мне сообщать смс-кой, что у них все в порядке, ни просить меня позвонить, как буду дома.

У меня чуть ум за разум не зашел в попытках понять, что это за сообщение из параллельной реальности.
Пока я не сообразила посмотреть внимательно, а какого месяца это самое двадцать шестое число.

Вы догадались, да? Это было двадцать шестое февраля.
В тот день был марш памяти Немцова, и вот на него-то как раз родители ходили. А я наоборот нет, потому что была очень критично занята в тот день другими своими делами, и как-то их передвинуть или кем-то меня заменить никак не получалось. Поэтому я только через несколько дней сходила к монументу на Немцовом мосту и отнесла цветы, а на марш не попала.
И мама, соответственно, придя домой, отписалась мне, что у них все норм (на согласованном марше конечно все норм и должно быть по идее, но все равно), и попросила меня позвонить, как доберусь домой.
А за месяц я, конечно, уже напрочь забыла об этой смс-ке. И весь этот месяц никаких других смс-ок матушке не писала — я с ней чаще общаюсь другими способами.

Вот так совпадающие числа создают загадку из ничего.
gorgulenok: (горгуленок)
До чего все-таки в детско-юношеские годы было просто с переводом слов, когда учишь иностранный язык: смотришь в маленький карманный словарь или вообще в тот, который приведен в конце учебника — записываешь, что значит слово — заучиваешь.

Тогда я не задумывалась над тем, что полные соответствия значений бывают только у очень немногих простых слов — дом, стол, собака, кошка, корова. А для большинства на самом деле нельзя подобрать одно русское слово, которое будет адекватно и полностью передавать его значение.

А теперь выписываешь незнакомое слово в блокнот, смотришь его в словаре — взрослом, онлайновом — и понимаешь, что фиг ты сможешь написать в качестве значения одно русское слово, чтобы так и заучивать.
И еще понимаешь, что это все фигня на самом деле. Ты все равно будешь встречать слово только в каком-то контексте, и контекст тебе уточнит семантику, а сейчас требуется записать и запомнить, что примерно это слово значит, из какой оперы.

Но надо выбрать это самое примерное русское слово. Одно.
И нападает ступор.
gorgulenok: (это ужас)
Да, но как бы клево мне самой ни было — а вообще в Москве Новый год раз от разу все мрачней и мрачней.

Чтобы ни разу за все тридцать первое мне на улице не сказали "с наступающим", чтобы ночью за все время неспешного возвращения домой от родителей мне ни разу не сказали "с Новым годом" — я раньше такого даже представить себе не могла. Мне казалось, это "с наступающим" и "с Новым годом" друг другу от всех встречных-поперечных будет звучать даже в постапокалипсисе.
Ан глядь, уже второй год вот так.
gorgulenok: (горгуленок)
...была в контактном зоопарке.
Самые общительные там были козы. Они жаждали морковки, капустки, хлебушка, семечек и вылизать из-под них стаканчик. У них была волнистая шелковистая длинная шерсть, мягкие губы и трогательные небольшие рожки.

Совы взирали на меня круглыми желтыми глазами, внимательными и слегка сердитыми. Еда их не интересовала — да у меня и не было ничего, что бы ели хищники — они изучали взглядами людей. Погладить их почему-то казалось страшно.
Дети толпились в вольере у кроликов. Я кроликов общала и безо всякого зоопарка, меня интересовали те, кого так просто в гостях у знакомых не увидишь.
Например, страус эму.

Страус эму вытягивал длинную-предлинную шею и резкими движениями клевал из рук капусту. Вид у него был при этом любопытный и доброжелательный. А клюв — плоский и твердый.
Но больше всего мне понравился енот.
Потому что он был похож на меня.

Он хотел спать. И когда я пыталась его потормошить, он отмахивался лапкой, отворачивался и утыкался носом в лапы — прямо как я, когда меня пробуют разбудить и пообщать, а я не выспалась.
Лапки у него были с длинными пальцами, с острыми коготками — тоже прям как у меня.
Никогда бы не подумала, что могу найти подобие себя именно в еноте.

Вообще увлекательнейшее место, на самом деле.
gorgulenok: (горгуленок)
Наш октябрь по ходу считает, что он декабрь.
С самоопределением не поспоришь, поэтому в Москве снег.

Снег забавно топорщится на свежей упругой траве, которая вспарывает его игольчатыми кончиками, и сугробиками лежит на поникших зеленых листьях сирени во дворе. Атмосфера при этом — совершенно предновогодняя, воздух на вкус — вот ровно такой, каким он бывает в декабрьскую оттепель.
Безумство оттепели — или безумство скорого Самайна? — подступает, проникает горчащим воздухом в легкие, пьянящим ритмом — в вены.
Уйти в ночь.
Некогда.
Я сейчас совсем-совсем земная и здешняя.
Только краем глаза вижу вышедших поиграть чудовищ, бродящих по Москве, да читаю альтернативные надписи на стенах и вывесках. Но это — здешнее, это — тут.

Матерясь, ищу зимние сапоги на месяц раньше, чем ожидалось, заматываю голову в снуд.
gorgulenok: (горгуленок)
...простудиться и заболеть именно тогда, когда в Москву пришла теплая и ласковая золотая осень.
А совсем недалеко, всего в получасе пешком от меня окружная (которую теперь формально зовут Московское Центральное Кольцо, хотя я в упор не понимаю, в каком месте оно центральное), и по ней мчатся "ласточки", всего две станции — и можно выйти почти что в самую чащу Лосинки. Золотой от осенних листьев, переполненной тишиной Лосинки. А я кутаюсь в плед и полощу горло раствором соды с солью.
gorgulenok: (горгуленок)
А кто-нибудь идет в воскресенье на Оргию?
gorgulenok: (горгуленок)
...написал мне на странице с поиском "С днем рождения" и нарисовал тортики со свечками, кексики и тому подобное. (А ссылка ведет на гугльплюс, где меня по факту нету, несмотря на аккаунт, но я так растрогалась, что даже целых несколько секунд думала, не зря ли меня там нет, вон он какой хороший.)

Может быть, он и не первый год так делает, но я в прошлом году, кажется, вообще в день рождения к компу не прикасалась, а насчет позапрошлого не помню.

Обычно я очень не люблю поздравления всяких почт, сетей и прочего неживого и коллективного с днем рождения, я это ощущаю как непрошеное вторжение на мою личную территорию — но тут меня внезапно очень порадовало. Скорее всего, потому, что ждешь увидеть на именно этом месте что-то про день знаний, всеобщий и всем известный — а видишь вдруг про свой собственный день рождения.
Потому что месседж "твое личное важнее, чем чье-то там всеобщее" меня очень сильно радует, он правильный. Ну и вообще.
gorgulenok: (горгуленок)
С тех пор, как я покрасила корни волос в синий цвет, на улице у меня чаще стали спрашивать закурить.
gorgulenok: (горгуленок)
Первый характерный летний ливень — из тех, которые тугой стеной, ломая ветви деревьев, от которых темнеет в комнате и тянет с балкона не холодком, а душистой теплотой.
Вот, значит, к чему вчерашняя духота была.

Сегодня днем — телефонный звонок. Чуть как бы заспанный мужской голос:
— Здравствуйте, я насчет памперсов...

Говорю, что он скорее всего ошибся номером, собеседник извиняется, вешает трубку.
Здорово все-таки, что в наше время мужчины, у которых есть дети, все чаще считают памперсы своим делом.

Видела во сне, будто я кормлю разных животных, на меня забралась наевшаяся мышка и заснула, и почему-то мне очень страшно — вдруг она проснется, перепугается и кинется мне в лицо? Маленькая мышка, угу. Я понимаю, что это страх абсолютно неадекватный, но поделать с ним ничего не могу.
Думаю, что надо бы ее переложить куда-нибудь аккуратненько, но боюсь разбудить.
Вот к чему такое может сниться?
gorgulenok: (горгуленок)
Сокольники. Висит кормушка не то для птиц, не то для белок, не то для тех и других — деревянный домик с двускатной крышей и круглым входом, обычная — прикручена к дереву, низко, чтобы ребенок мог до нее достать и положить что-нибудь типа семечек или орешков.
Красноголовый дятел.
Заглядывает в кормушку, находит там себе что-то вкусное.

Но не долбить дятел не может.
Поэтому.
Выбирается из кормушки с добычей, кладет ее снаружи в развилку ветвей, чтоб никакой низкий потолок не мешал, и стучит по ней клювом. Снова заныривает в кормушку, снова что-то из нее вытаскивает, кладет в развилку веток, и так далее.

Все это происходит на высоте роста маленького ребенка, буквально в шаге от меня, стоящей на тропинке.
Дятлу абсолютно пофиг.
Мимо ходят люди. Дятлу пофиг и на них.

А вообще чем поражает майский лес, а также парк и вообще любое скопление деревьев — это птичьим гамом. Неумолчным, на разные голоса, переполняющим пространство — трелями, щелканьем, щебетом, свистом.
Почему-то в детстве я не обращала особенного внимания на птичий щебет, мне он казался естественно происходящей в лесу вещью, и я даже не замечала, что в середине лета, ближе к осени он замолкает. То есть я знала, что птицы поют весной, но даже не из собственных наблюдений, а потому что мне так сказали. Я вообще довольно много вещей замечала в природе — в основном запахи, но и звуки тоже — но птичий щебет мое внимание как-то в принципе не цеплял.
А потом однажды, уже взрослой, я вдруг начала слышать птиц.
И теперь не могу не замечать, что звуковой фон весенней и летне-осенней прогулки в этом смысле — разный. Это уже не игнорируется.

Цветут ландыши. Мне почему-то казалось, что они уже отцветать должны, но они только-только зацветают.
И какие-то грибы уже успели вырасти, с золотистыми шляпками, на ложные опята похожие.
По раскисшим дорожкам мотыляют велосипедисты.

На дорожных знаках, предупреждающих о диких животных, нарисованы белки с желудем в лапках. А мне каждый раз кажется, что это не желудь, а бокал или стопка у нее, и смысл знака — "Осторожно, пьяные белки!"
Не знаю почему. Вроде я сама понимаю, что это желудь, каждый раз, когда присмотрюсь.
На самом деле белок чего-то сегодня не видела вообще, даже странно как-то.
gorgulenok: (горгуленок)
...это когда электронная книжка стоит на подзарядке.
Брожу по дому, мучаюсь, чем себя занять не знаю.

Причем не то чтобы я была маньяком чтения, который несколько часов без печатного слова не может. Я как раз могу неделями ничего не читать, а подозреваю, что и месяцами. Но именно когда книжка временно недоступна, мне позарез надо что-нибудь читать, причем что-нибудь, закачанное в нее, а не бумажное, которое на полке стоит, бери да читай. И нет, вымыть окна, разморозить холодильник — это все я сейчас не хочу; и куклу дошить у меня тоже нет настроения. Мне книжку.

Это примерно как у маленьких детей, когда им вынь да положь именно то, чего сейчас нельзя.
gorgulenok: (горгуленок)
Льется вода. И сквозь плеск мне кажется, что где-то играет музыка — у соседей, что ли. Прикольная такая музыка, типа органа что-то, что ли, или нет... Прислушиваюсь — нет, это не музыка, это вода плещется.

И тут вдруг до меня доходит, что, вероятно, вот так люди музыку и пишут. Что, наверное, очень многие музыкальные направления появились — и продолжают появляться — именно так: из плеска воды, из шума ветра в вершинах деревьев, из его воя в трубах. Из грохота накатывающих на берег волн, из птичьего щебета. Из звона в ушах в полной тишине.

Это, наверное, такая простая вещь для людей музыкально грамотных (а не как я), что ее даже не приходит в голову проговаривать — зачем.
gorgulenok: (горгуленок)
Что меня бесит в семейном быту с седьмой виндой прямо-таки нечеловечески, так это колесико, которое крутится, когда комп задумывается о чем-то своем. Которое раньше было песочными часами.
Меня, как любого наверное человека, раздражает, когда комп тупит, само по себе, но песочные часы нравились. А колесико выбешивает, причем до берсерка.

Может быть, это только мне так кажется, но сразу приходит в голову, что колесико сделали, потому что дескать пользователей раздражает ожидание, ожидание ассоциируется с песочными часами, так давайте же поменяем песочные часы на что-нибудь другое, чтобы типа убрать триггер.

Но семантика. Во-первых, песочные часы были ироничным и прекрасным символом ожидания. Они давали пищу всем шуткам на тему того, что в XXI веке человек снова, будто вернувшись в средневековье, постоянно смотрит на песочные часы. А синее колечко в этом смысле пустое, безликое, неосмысленное. Песочные часы — это часы, а колечко может быть чем угодно — и ничем.
Во-вторых, при всем при том песочные часы символизируют, что ожидание конечно. Песок пересыплется, и все будет. А вращающееся кольцо вообще-то символизирует бесконечность. Бесконечное бессмысленное движение, бесконечное бессмысленное ожидание.

Мне вообще-то семерка нравится, но если бы экспя по-прежнему поддерживалась, я бы на нее вернулась из-за одного этого колесика.
Я не помню, чтоб еще когда-нибудь такая фигня у меня вызывала настолько бурную реакцию. Реально ж фигня, а вот ведь.
gorgulenok: (горгуленок)
Забавно, как некоторые предметы обихода у меня внезапно получают имена — не специально, а как-то само так получается, что один раз я их обозвала, вслух или про себя, и потом прилипло.

Электронную книжку мою, например, зовут Сонька-пудреница. Ее предшественницу не звали никак, хотя я любила ее не меньше, ее предшественница вообще была моей первой электронной книжкой, ключом к новому качеству жизни (тот, в чьем распоряжении только бумажные книги, в куда большей степени обречен читать не что хочется, а что получается, не говоря уже о том, что половину домашней библиотеки в другой город или на дачу с собой не возьмешь) и подарком хорошего человека. Я таскала ее с собой всюду, но имени к ней не прилипало, а у меня нет идеи, что вещь должны как-то звать.

Но когда появилась новая книжка — несколько меньшего формата и более плоская, отчего углубление экрана больше бросается в глаза, черная с серебром, с бархатной внутренней частью обложки — то "ну эта, пудреница" как-то прилипло к ней само собой, а через некоторое время трансформировалось в Соньку-пудреницу.

А, например, часы-кулон, подаренные мне мамой, немедленно стали зваться Астролябия. Я не скажу, что они очень похожи — разве что тем, что тоже сферка на цепочке и со стрелочками — но так сложилось.
Впрочем, у меня когда-то жил хомяк — в смысле живой, настоящий, зверюшка — которого звали Мышь.

Зато куклам я даю имена отнюдь не всегда. И мягким игрушкам, и фигуркам слоников-мышат-лягушат — тоже, даже, пожалуй, практически никогда. У моих компов никогда имен не было, хотя я знаю, что многие именно компам дают имена.
Шут его знает, почему так происходит.
gorgulenok: (горгуленок)
У меня сейчас дома вообще-то до фига еды. У меня стоит почти полная сковородка курицы в подливке из соуса терияки с помидорами, сладким перцем и лапшой, с чесноком и кучей специй, остро-сладкой и пряной. Еще у меня есть куриная грудка, которую надо бы запечь в духовке, пока не испортилась. Короче, это та еда, которую надо есть сейчас — причем вкусная и любимая еда.

А я хочу блины.
Причем как-то не просто хочу, а буквально жажду.


Ода блинам )
gorgulenok: (Эльза)
У меня, кроме дефолтного, есть еще юзерпики. Не то чтобы много, но они хорошие, любимые, я их себе специально выбирала, с идеей и все такое.

И я постоянно забываю ими пользоваться.
То есть даже когда по смыслу какой-то из них, не дефолтных, подходит, я банально забываю, что есть такая опция — выбрать юзерпик.
Причем и про новые, только что поставленные, забываю.
А они мне все нравятся, очень нравятся, иначе бы я их и не заводила себе.
Ну вот что делать?

Кстати, народ, а вы по каким принципам ставите себе разные юзерпики? В зависимости от темы — скажем, есть юзерпик про рукоделие, юзерпик про ролевые игры, про работу, про литературу, про что-то еще — или в зависимости от месседжа, например гневный, грустный, безбашенный, менторский и т.п., или просто как фишка ляжет, или как-то еще?
И задумываетесь ли о том, как ваши юзерпики воспринимают окружающие, или пофиг на то, кто что подумает, это картиночки для себя и только для себя?

Profile

gorgulenok: (Default)
gorgulenok

June 2017

S M T W T F S
     123
456 78 910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios